icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Курсы валют
сегоднязавтра
85.68 85.68
73.01 73.01
Юхновское время
03:52
Вторник, 28 Сентября
Рекламный баннер 990x90px top

Климатический раскол

2021-07-30

Александр Жуков, политический обозреватель

Министры энергетики и экологии стран G20 на прошедшей в Неаполе встрече не смогли договориться о подходах к мерам по защите климата. Главным предметом спора стал вопрос об угольной энергетике. Ряд участников встречи настаивали на том, чтобы включить в итоговый документ обязательство отказаться от использования угольной электрогенерации к 2025 году, однако другие страны «двадцатки» не согласились поддержать эти планы. Кроме того, в итоговое заключение не был включен и еще один спорный пункт — об ограничении глобального потепления в пределах 1,5°C до 2030 года.

По словам министра экологии Италии Роберто Чинголани, за форсированный подход, то есть скорейший отказ от угля и установку «полутораградусной» цели, на встрече выступали страны ЕС, США, Япония и Канада. А «не готовы к такому ускорению», как выразился итальянский министр, оказались «четыре-пять стран, среди которых Китай, Индия и Россия».

Заявление Чинголани, как и сама инициатива отказа от угля к 2025 году, вызывают определенные вопросы. В частности, Германия, крупнейшая экономика Евросоюза, планирует закончить использование угольных электростанций только в 2038 году, и там сейчас как раз активно спорят, стоит ли переносить этот шаг на 2030 год. Япония же, например, буквально на днях опубликовала проект своей энергетической стратегии, согласно которому, доля угля в энергобалансе страны к 2030 году все еще будет оставаться на уровне 19%. На этом фоне не совсем понятно, насколько вообще реалистично предложение о полном отказе от угля в течение следующих трех-четырех лет даже для тех стран, которые сейчас ускоренно развивают у себя возобновляемую энергетику.

Тем не менее, тот факт, что на встрече «двадцатки» по одну сторону линии противоречий оказался «коллективный Запад», а по другую — Китай, Индия, Россия и другие страны, достаточно точно отражает текущую ситуацию в мировом споре о климатической политике. Причем становится все более очевидно, что этот спор имеет под собой не только экологические, но также достаточно явные экономические и политические основания.

Для Запада, и в первую очередь для Евросоюза, речь идет об изменении ситуации в мировой энергетике в свою пользу. В Брюсселе, например, не скрывают, что рассчитывают в результате перехода на возобновляемые источники энергии избавиться от энергетической зависимости, а заодно получить экономический и политический выигрыш за счет продвижения в мире своих «зеленых» технологий.

Для Вашингтона, по всей видимости, главный вопрос заключается в снижении темпов развития Китая. Во время своего недавнего выступления в Лондоне спецпредставитель президента США по климату Джон Керри отмечал, что «беспрецедентный» рост китайской экономики основан на ископаемом топливе. При этом он призывал Пекин начать уже сейчас сокращать выбросы СО2, отказываясь от использования углеводородов. Альтернативы этому, по словам Керри, не существует, поскольку без Китая цель удержания глобального потепления в пределах 1,5°C недостижима.

У Китая, однако, иное мнение на данный счет. Он уже давно стал одним из лидеров в возобновляемой энергетике, но отказываться от более дешевых углеводородов, включая уголь, пока тоже не собирается. Пик углеродных выбросов китайская экономика, как предполагается, должна пройти только в 2030 году. И хотя буквально на днях в Китае была запущена система торговли сертификатами на выбросы CO2, цена на них несравнима с той же европейской — около 7 евро против более чем 50 в ЕС.

Схожей позиции придерживаются и многие другие страны, включая Россию. Все они вполне обоснованно полагают, что резкий отказ от углеводородов нанесет серьезный удар по экономике и ослабит их позиции на мировом рынке. В свою очередь Запад также опасается проиграть экономическую конкуренцию «углеводородным» странам, поэтому и толкает их к декарбонизации, в том числе и с помощью таких мер, как планируемый Евросоюзом углеродный налог на импорт.

Сработает этот налог так, как предполагают в Брюсселе, или нет — пока неизвестно. Однако есть риск, что вместо ускорения энергетического перехода он приведет к торговым войнам между ЕС и «углеводородными» странами. Основная линия этого возможного противостояния уже вполне заметна, и на встрече в Неаполе она стала только более явной.

 

 

НАШИ ПАРТНЕРЫ